znai-svoi-prava@yandex.ru \ zsp-2017@yandex.ru

Архив: № 9 (48), 2012 г.
Кто защитит ветерана?

КТО ЗАЩИТИТ ВЕТЕРАНА?

История о том, как подаренная квартира встала стеной между отцом и дочерью

автор: Ольга ПЕТАЙЧУК

на фото: Сергей Евгеньевич, ветеран

В редакцию газеты «Знай свои права!» позвонила женщина и взволнованным голосом рассказала, что в героине одной из статей в нашей газете она узнала себя. Как объяснила дама, речь шла о сиделке, которая, по словам автора публикации, женила на себе престарелого человека и теперь пытается завладеть его квартирой. «Так вот, та сиделка – это я, — сообщила собеседница. — Только дело обстоит совсем не так, как описано в статье. Сейчас я помогаю мужу защитить его права, все очень запутанно, ему нужна юридическая помощь. Если есть возможность – приходите, мы расскажем, как все было». Жилищная тема всегда актуальна, особенно если имеет место спор, кому она останется в наследство. Поэтому для начала редакция направила в гости к ветерану своего корреспондента, а затем юриста. Корреспондент записала историю, которую ей рассказали супруги, но, учитывая, что ситуация непростая и затрагивает частную жизнь, настоящие имена мы называть не будем. Юрист, познакомившись с документами, ответила на вопросы и дала консультацию, которую мы также публикуем. История поучительная, возможно, что кто-то, прочитав ее, сумеет предпринять правильные с правовой точки зрения шаги и избежит подобной ситуации в своей жизни (имена изменены).

История, записанная корреспондентом

Сергей Евгеньевич, ветеран:

— Мне 91 год, в 1945-м защищал Дальний Восток от японских интервентов. Сейчас живу в Благовещенске, моя родная дочь  вот уже 40 лет живет в Сибири. Старший сын умер, остался внук. У дочери двое взрослых детей, они тоже живут далеко от меня. За все эти годы дочь приезжала  очень редко. В один из таких приездов в 1998 году я оформил на ее имя завещание у нотариуса и попросил переехать в Благовещенск, чтобы ухаживать за мной. Дочь согласилась, некоторое время мы жили вместе, однако вскоре уехала к себе домой, и я остался один. Позже она приезжала снова, ухаживала, но потом опять надолго уезжала, бросая меня одного без помощи.

В 2009 году в свой очередной приезд дочь предложила мне подтвердить завещание – так она сказала. Я, ничего не подозревая, подписал какие-то бумаги. Из-за слабого зрения и полутьмы в коридоре не рассмотрел, под чем подписываюсь. Но не доверять родной дочери оснований не было, поэтому сделал, как она сказала. На самом деле, как оказалось позже, я подписал договор дарения квартиры. После этого она оформила квартиру в свою собственность и уехала домой, так и не выполнив обещание ухаживать за мной. Так  я подарил дочке недвижимость, сам не зная об этом.

Валентина Андреевна, супруга:

— Я познакомилась с Сергеем Евгеньевичем в 2011 году. Поскольку по образованию я медицинская сестра, да к тому же имею большой опыт ухода за тяжелобольными родственниками, он предложил оформить официальный договор ухода. Капельницы, уколы, таблетки, банки, массаж, да и просто забота сделали свое дело – человек стал поправляться, нормализовались сахар и давление. Сергей Евгеньевич попросил меня для удобства жить в его квартире и даже прописаться. Обман дочери и то, что квартира принадлежит ей, выяснился позже – когда я решила сделать в подъезде спуск для инвалидной коляски, наподобие пандуса, чтобы Сергей Евгеньевич мог бывать во дворе (уже несколько лет он не может ходить). Однако получить план квартиры оказалось невозможно, поскольку квартира, как обнаружилось, находится в частной собственности его дочери. Но, к счастью, мини-рельсы для инвалидной коляски в подъезде все-таки сделали. Правда, Сергей Евгеньевич еще долго не верил в обман дочки, но поверить пришлось, когда она приехала сама. Не заходя в комнату отца, она сразу же начала выбрасывать мои вещи и выгонять меня из квартиры. Я была вынуждена вызвать полицию. В присутствии полицейских она показала документ о праве собственности на эту квартиру. Если сказать, что Сергей Евгеньевич был расстроен – ничего не сказать, он был шокирован поступком дочери. И захотел опротестовать сделку, проведенную обманным путем. Он решил завещать свою квартиру другим людям – тем, которые всегда рядом, которые заботятся о нем и помогают – это его внук и я. Кстати, после прохождения вместе через такие передряги, Сергей Евгеньевич предложил мне зарегистрировать брак. Я согласилась, теперь мы законные супруги. Но выяснилось, что сейчас уже нет смысла писать завещание, ведь квартира принадлежит другому человеку.

Для защиты прав в суде нам посоветовали обратиться к одному юристу. Сначала он показался честным человеком и обещал помочь. Но потом он повел себя довольно странно. Мало того, что за его услуги мы очень много заплатили, так он еще и перешел на сторону дочери. Уже на первом заседании суда, которое мы проиграли, чувствовалось, что наш «защитник» нас не защитит. На втором судебном заседании этот человек уже открыто представлял интересы дочери. Неужели такое в порядке вещей в сообществе юристов и адвокатов? Разве можно, подписав договор с одной стороной, запросто «перейти» на другую? Где же этика юриста и просто человека? Где совесть? Мы с супругом решили бороться дальше, теперь пытаемся потребовать от нашего бывшего защитника вернуть полученные им деньги. Правда, юристы говорят, что сделать это сложно, равно как и доказать, что дочь отобрала квартиру обманом. Очень страшно, если в один момент у квартиры появятся новые хозяева, которые вышвырнут инвалида из его жилища. Где теперь искать справедливость?

От редакции

Прощаясь, наш корреспондент поинтересовалась, как хотел бы назвать будущую статью сам ветеран. Сергей Евгеньевич попросил в названии поставить вопрос: «Кто же защитит ветерана?», что мы и сделали. Этот же вопрос, наряду с другими, был задан и юристу. Предлагаем консультацию незаинтересованного профессионала.

 Юридическая консультация

Сначала рассмотрим ситуацию, связанную с защитником и возвратом уплаченных ему денег. Можно, конечно, написать заявление в милицию. Тогда будет решаться вопрос о  возбуждении уголовного дела. Непременно возникнет вопрос о факте передачи юристу денежных средств за его услуги – это необходимо будет подтвердить документально. Однако у Сергея Евгеньевича никаких квитанций нет, поэтому вероятность того, что будет возбуждено уголовное дело, крайне мала. Если бы к договору была приложена хотя бы долговая расписка, тогда она бы свидетельствовала о том, что юрист взял эти деньги. По поводу того, что юрист сначала защищал одну сторону, потом другую… Это, понятно, некрасиво, неэтично, с точки зрения профессиональной этики. Но не противоправно – законодательство не предусматривает наказания за такие действия. Если бы этот юрист имел статус адвоката, то тогда к нему можно было бы применить хоть какое-то воздействие. А он, что называется, «свободный художник» и практически никакой ответственности за свой поступок не несет.

Что касается дела, связанного с договором дарения квартиры, в данном случае, кроме всего прочего, пропущен срок исковой давности. Если он будет восстановлен, то шансы выиграть дело появятся, но их будет очень и очень мало. Восстановление срока исковой давности позволит подать в суд исковое заявление о признании договора дарения квартиры недействительным. Но если срок не восстановят, то самый главный вопрос вообще рассматриваться не будет. Решения суда вынесены грамотно. Как бы ни было неприятно слышать истцам, но их позицию подтверждают только данные ими же самими объяснения. То есть, кроме слов, внесенных в протокол, других доказательств нет. К тому же медицинское заключение говорит о том, что хозяин квартиры в момент подписания договора дарения имел очень хорошие для своего возраста ум и  память.

Договор дарения по законодательству имеет безвозмездный характер. И то, что дочь не вписала в него обязательства пожизненного ухода за отцом, вполне в рамках закона. А вот наличие в договоре подобного условия в ответ на дарение, как раз наоборот, могло сделать договор недействительным. Гражданский кодекс содержит статью об отмене дарения. Однако на данный случай она не распространяется, потому что отменить дарение можно только в том случае, когда одаряемый (в нашем случае – дочь ветерана) предпринимал бы в отношении дарителя действия, угрожающие его жизни и здоровью. Но этого не было.

Теперь по поводу неоказания помощи престарелому отцу.  Если бы Сергей Евгеньевич подал иск в суд на взыскание алиментов с дочери, он бы выиграл это дело. Но это уже прерогатива семейных отношений. В Семейном кодексе есть статья, по которой дети обязаны содержать своих нетрудоспособных родителей.  Но, как видно из ситуации, вопрос о как таковом содержании не стоит – вопрос в квартире. Причем, даже не в самой квартире, а в том, кому она достанется. В данном договоре дарения есть условие, что даритель имеет право проживать в данной квартире. Поэтому для самого ветерана здесь проблемы не существует. Что касается родственников – это уже отдельная тема. В данном случае лучше всего, наверное, стоит принять ситуацию как она есть и постараться наладить родственные отношения.

И думаю, что защищать ветерана нет необходимости. Никто у него квартиру не отбирает. А близким ему людям стоит задуматься и сделать так, чтобы человек мог спокойно жить, встречаться с родственниками, друзьями. Бесконечные споры вряд ли будут способствовать здоровью ветерана.

Оставить комментарий