znai-svoi-prava@yandex.ru \ zsp-2017@yandex.ru

Кто виноват: законодатели или исполнители?

Анатолий ОСИПОВ, депутат
Законодательного Собрания Амурской области

Жительнице города Свободного Валентине Павловне Капорушко 66 лет. Проживает она в 16-квартирном бараке номер 22 по улице Ленина уже около 40 лет. Жильё постепенно приходит в негодность, и в настоящее время здесь осталось 4 семьи.

— А где остальные? — спрашиваю.

— Кто у родственников, кто снимает, — с придыханьем говорит она, — здесь-то уже трудно жить. С вечера как протоплю, ещё терпимо, а к утру холод невыносимый. Мне ведь деваться некуда, да и живу на одну пенсию, денег, чтобы снять жильё, нет.

— Но почему переселили ваших соседей по Ленина, 24? Там ведь не печное, а централизованное отопление, да и выглядит их барак намного благополучнее, чем ваш. Вы не интересовались?

— Начальство говорит, так нужно по закону, — как-то обречённо вздыхает она. — А ваш черёд, говорят, ещё придёт.

Этот разговор состоялся не случайно. Я побывал в гостях у Валентины Павловны после заседания Свободненского городского Совета народных депутатов, где разгорелась горячая дискуссия по поводу программы переселения из ветхого и аварийного жилья. Дело в том, что в Свободном закон о переселении из ветхого и аварийного жилья, на мой взгляд, действует почему-то чрезвычайно своеобразно — в первую очередь зачастую переселяются жильцы из наиболее благополучных бараков, а самые аварийные остаются «на потом». В городе ходят упорные слухи, что в качестве переселенцев получают квартиры многие родственники и друзья ответственных работников городских властных структур.

Так это или нет, трудно доказать. Однако на заседании Совета депутаты практически всех фракций указывали на несправедливость происходящего процесса переселения из ветхого и аварийного жилья, и в качестве примера как раз назывались бараки №24 и №22 по улице Ленина.

Тем не менее, на этой же сессии глава города Роберт Каминский вместе со своими специалистами сумел убедить присутствующих депутатов, что всё делается согласно закону, который он нарушать не имеет права.

И приходится соглашаться — так, видимо, и есть. Возможно, закон такой ущербный. Или, может быть, он с какими-то слабостями, которые умело использует исполнительная власть в своих личных интересах. Но тогда получается, что наша законодательная ветвь власти просто не имеет достаточной квалификации, чтобы выдавать качественную продукцию. То есть, законы.

И, надо сказать, что у народа России есть достаточные основания для таких выводов.

Примеров — масса. Мы видим, что в течение многих лет власть не может решить проблему с обманутыми дольщиками. Организаторы афер чаще всего уходят от ответственности вместе с деньгами этих самых дольщиков. А исполнительная власть обычно разводит руками — мол, по закону ничего сделать невозможно.

Чья здесь вина — составителей закона или исполнительной власти, не желающей должно трактовать закон? Ничего подобного в цивилизованных странах ведь не происходит.

Или проблема с коллекторами по выбиванию долгов. Сколько потребовалось времени и жертв, чтобы на это чудовищное и позорное для страны явление власть обратила внимание! Но не окажутся ли законы, наконец-то ограничивающие этот беспредел, опять с дырками, которые можно будет использовать против граждан?

Особенно характерна маета вокруг закона о прогрессивном подоходном налоге. Во всём мире этот закон не только служит средством для сокращения пропасти в доходах между богатыми и бедными, но и является одним из самых существенных способов наполнения бюджета. А в России, где эта пропасть одна из самых широких и глубоких, а бюджет на самые существенные социальные нужды приходится сокращать в предстоящие три года, такой закон встречает яростное сопротивление. Правда, он обсуждается, но, как правило, среди завсегдатаев телевизионных ток-шоу, которые, видимо, выполняют волю своих хозяев.

Аргумент один — мол, пробовали в 90-е такой прогрессивный налог, но сбор только уменьшился. То же самое, говорят, произойдёт и сейчас. То есть признаются, что исполнительная власть, несмотря на телевизионную рекламу о её успехах, неспособна качественно организовать сбор налогов. Или, может быть, не верят, что наши законодатели достаточно квалифицированы, чтобы сочинить такой же жёсткий, не имеющий дырок закон, как в других странах.

Так или иначе, кто-то должен нести ответственность за то, что многие наши законы часто или не работают, или действуют против интересов страны. Кто конкретно виновен в этом — законодатели или исполнители?

Пора искать ответ на этот вопрос!

Оставить комментарий