znai-svoi-prava@yandex.ru \ zsp-2017@yandex.ru

По ком звонит колокол?

Комфорт чиновников оказался важнее безопасности граждан

Ольга ПЕТАЙЧУК, депутат Законодательного Собрания

Постепенно отходит на второй, и даже третий-четвертый план, главнейшее событие года – выборы президента. В принципе, ничего интересного не произошло.

 Перемен требуют наши сердца!
Все было как всегда. Почти. И даже прогнозы особо не беспокоили. Впрочем, кое-кто все же волновался. Чиновники каждого региона переживали, чтобы явка была не меньше, чем в среднем по стране. И чтобы количество голосов за действующего президента тоже было не меньше. Хотя лично я переживала, чтобы это количество за 100% не перевалило. Вдруг да перестараются, тогда уже вообще смешно будет. Но все обошлось. Голоса распределились по известной схеме. И все бы ничего, но ведь так хочется перемен.
По логике, перемены все же должны произойти. Во всяком случае, об этом говорят там, наверху. И этого ждем мы здесь, внизу. Но, увы, похоже, надеяться на многое нам не стоит. Одно страшное событие перечеркнуло все надежды – пожар в Кемерово. Когда из-за халатности исполнителей и безответственности заказчиков погибли люди. Запертая дверь в кинозал, неработающая сигнализация, незаконное разрешение на ввод в эксплуатацию здания… Трагедии не должно было быть, если, конечно, выполнялись бы обычные правила и требования. Или если бы нарушения своевременно были бы преданы огласке.

Молчание ягнят
Но все видели и знали, что пожарные выходы закрыты, что эвакуация в случае ЧП невозможна. Знали, видели и молчали. Молчали должностные лица. Молчали и те, кто погиб потом сам или у кого погибли родственники. Сколько кемеровчан написали обращения в прокуратуру по имеющимся нарушениям? Боюсь, что правильный ответ мы знаем. Можно, конечно, рассуждать на тему, что прокуратура ничем бы не помогла. А вот это уже спорный момент: может быть, и нет, а может быть, и да. Больно, что погибли люди. Страшно, что вероятность повторения подобной трагедии велика в любом месте в любой момент снова. И у нас в Амурской области, и с нашими детьми. Если мы будем продолжать считать, что от нас ничего не зависит. Что пусть за нас решают ответственные лица.

Не буду голословна. 23 марта состоялась поездка губернатора в рамках «открытого правительства» в Серышевский район. В целом идея сама по себе не плоха – люди в глубинке получают возможность задать вопросы и потребовать решения запущенных проблем. Да и высоким чиновникам не мешает пообщаться с людьми. В общем, встретиться лицом к лицу – это хорошо. Но когда встреча превращается в коленопреклонение местной власти перед областными министрами, их замами, начальниками отделов даже ценой безопасности своих земляков – то хорошая идея становится очень плохой. Вряд ли высшие лица области предполагали такой перекос, и вряд ли они об этом знают. Но если вновь все промолчат и не будут сделаны выводы и приняты решения, то амурское Кемерово – не за горами.

Белые и черные люди
А случилось вот что. После того, как губернатор и его команда отработали полный день на территории – были и встречи с руководителями организаций, и выезды на предприятия, – вечером началось неформальное прямое общение с народом. Проходило оно в социально-культурном центре в поселке Серышево. Зал был полон, люди стояли у стен. Часть граждан пришли добровольно, часть – в принудительном порядке. Но суть не в этом. Главное, люди пришли пообщаться с региональной властью. И общение прошло тоже на вполне приличном уровне. Вопросы, ответы, споры и т.д. Действо напоминало прямо-таки общенародное вече – место, где все равны. Но явление равенства оказалось временным. После четырех с половиной часов совместной работы людей разделили на «белых» – приезжих чиновников, и «черных» – жителей Серышевского района.

Чиновников (включая депутатов Заксобрания, в том числе и меня) пригласили в холл, где для них (для нас) были накрыты столы с угощением. Чай, кофе, бутерброды – все было к месту, перед дальней дорогой всем уже очень хотелось кушать. НО! Для того, чтобы создать комфортные условия приезжим, закрыли центральный вход. Точно знаю об этом, потому что, спеша домой, я попыталась миновать столы и, уткнувшись в запертую дверь, была вынуждена приступить к трапезе. Таких нас голодных было человек пятнадцать. Остальные же, несколько сотен людей, толпясь, еле протискивались в это время через узкий длинный коридор к запасному выходу. Выход через центральные двери, куда они заходили на встречу с губернатором, для них был закрыт. Там кушали мы.

На горячем пепелище
Каюсь, в тот момент я тоже ничего не предприняла. Просто ела колбасу с печеньем. Но чувствовала, что все это как-то дурно пахнет. Ощущение неправильности ситуации нарастало. В общем, кусок встал поперек горла, и я поспешила удалиться с вечернего чаепития. Чувство вины нарастало. Люди пришли с открытой душой, мы все вместе сидели на одних креслах, колено к колену, локоть к локтю. А потом ради одних перекрыли центральный вход, а других заставили толкаться к черному выходу. Мне стыдно до сих пор.

Десятки людей с трудом протискивались по узкому коридору в то самое время, когда еще догорал торговый центр в Кемерово. Уже все знали об этой трагедии. И в то же самое время в далеком амурском поселке было сделано все, чтобы эта трагедия повторилась. А если бы что-то случилось – тот же пожар? Еще не остыли угли кемеровской трагедии, но местные чиновники настолько, видимо, привыкли «подмахивать» вышестоящему начальству, что жар далекого пепелища для них оказался не страшным. Жуткий урок, который еще даже не завершился, еще не прозвенел звонок, оказался не впрок. Ни специалистам из провинции, ни областным министрам, которые наверняка знали и о правилах пожарной безопасности, и о жертвах в Кемерово. Еще звонил колокол скорби, которая накрыла всю страну. В Серышево его не слышали. Вернее, не захотели услышать. Приезд губернатора затмил все – и честь, и совесть, и элементарные правила безопасности.

Хлеб-соль вместо должностной инструкции
Кстати, о правилах безопасности. Зал, в котором проходила встреча, вмещает не одну сотню человек. Между рядами такое узкое расстояние, что протиснуться между коленками сидящего и спинкой кресла можно лишь с большим трудом. Ряды настолько длинные, что проход по центру, которого нет, – требование очевидное. Странно, что тот, кто принимал зал в эксплуатацию и кто следит за ним сейчас, этого не видит. Что при пожаре здесь возникнет давка, и негативные последствия неминуемы. Ситуация очень напоминает кемеровскую: кто-то подписал акт приемки опасного для жизни помещения, кто-то закрыл двери. Что же еще должно произойти, чтобы чиновники всех мастей во всех селах и городах начали исполнять свои должностные обязанности и инструкции? Исполнять свой долг, а не лебезить перед начальством, стараясь сытно накормить, выталкивая при этом своих земляков через задние двери? И ведь тот факт, что среди новых пострадавших могут оказаться они сами же – пожарный инспектор, директор клуба, главы администраций, их дети – не вразумляют никого. Что это? Не хватает ума, желания или ответственности? Или это уверенность, что никакого наказания не последует…
Куда в следующий раз поедет губернатор? Где его свиту будут встречать хлебом-солью? Где вновь прозвонит колокол?

Оставить комментарий