znai-svoi-prava@yandex.ru \ zsp-2017@yandex.ru

Архив: № 5 (92) 2016 г.
Свои или чужие дети?

Окончание. Начало в № 4

Майорова сайтХочу напомнить, дорогие читатели, историю вкратце. Ирочка и Лёша Унтиловы после лишения матери родительских прав оказались в приюте, откуда их взяла под опеку семья Банных из села Серебрянка Свободненского района. Так дети обрели новый дом, любящих и заботливых бабушку и дедушку – именно так воспринимают Ира и Лёша Людмилу Владиславовну и Александра Александровича Банных, у которых внуки примерно того же возраста. Биологический отец детей Сергей Смирнов после выхода из колонии стал заявлять права на детей, которых даже не удосужился в своё время записать на своё имя. Однако опекуны решили, что ни за что не отдадут  детей горе-отцу. Решили, и стали обращаться за юридической помощью к разным юристам и даже к уполномоченному по правам ребенка. Но  все они как один им отвечали, что детей нужно законному отцу передавать, ведь закон на его стороне, и городской отдел опеки во главе с главным специалистом Надеждой Чмутовой приложил все усилия, чтобы вернуть детей «в лоно кровной семьи».

Опекуны не сдавались и в ответ на очередное требование Смирнова вернуть ему детей подали исковое заявление в суд с требованием лишить его родительских прав. Когда семья Банных обратилась ко мне, стало очень страшно, что может быть с детьми, если они окажутся у отца. Понимая сложную перспективу дела, все же решила помочь. В ходе судебных заседаний выяснялись новые подробности о личности отца, жизни детей в семье отца и родной матери. Были проведены психологические исследования детей, отца и опекунов, запрошены все приговоры отца и характеристика с места лишения свободы. Было даже исключение доказательств из материалов дела, которые представило управление образования г.Свободного, состоялось выездное судебное заседание.

И вот наконец итог – 13 мая 2016г. Свободненский городской суд вынес решение о лишении Сергея Смирнова родительских прав. Подготовка к делу и сам судебный процесс оказались крайне трудными. Представитель городской опеки в суде Екатерина Лукина до конца поддерживала позицию Сергея Смирнова. Управление образования города дало заключение об отсутствии оснований лишения его родительских прав. Опекой представлен акт обследования жилого помещения, где проживает Смирнов, как доказательство того, что тот ответственно подошёл к возвращению ему детей. Однако меня взяло сомнение, что документы, представленные городской опекой, соответствуют действительности, и впоследствии судом было вынесено определение о проведении выездного судебного заседания, в ходе которого участники процесса ознакомились с реальным положением дел. И тут выяснилось, что у отца, с «нетерпением ожидающего возвращения детей», не оказалось ни продуктов, ни запаса дров (в доме печное отопление), провода наружной проводки болтаются на полу, обои отвалились от стены, канцелярских принадлежностей нет, одежда отсутствует. Выяснилось также, что фотографии квартиры, представленные в суд городским отделом опеки, сделаны под ракурсом, значительно приукрашивающим действительность, а площадь в договоре социального найма отличается в большую сторону от имеющейся на 20м. И основной наниматель не Смирнов, а его мать. В квартире зарегистрированно 5 человек, в т.ч. несовершеннолетний племянник Смирнова, который находится в детском доме, т.к. его мать (сестра Смирнова) лишена родительских прав.

Установив своё отцовство, Смирнов даже не побеспокоился о том, что детям необходимо заменить документы в связи со сменой фамилии: медицинский полис, СНИЛС. Также в ходе процесса выяснилось, что Сергей Смирнов сожительствует всё с той же Жанной Унтиловой – матерью детей, по вине которой они и оказались в приюте в весьма плачевном состоянии с большим количеством заболеваний, в т.ч. и туберкулез.
Характеристика из мест лишения свободы, где отбывал срок Смирнов, пришла отрицательная. Читая приговоры суда, я ужаснулась. Иринка родилась 26 ноября, а на следующий день, 27 ноября, отец совершает грабеж. Смирнов привлекался к уголовной ответственности также и за изготовление наркотических средств, а последний приговор вызвал у меня просто бурю негодования. Смирнов нанес семь ударов в область сердца своему знакомому и спокойно пошел делать свои дела дальше. Леша во время психологического исследования рассказал суду, что в 4 года отец избил его кипятильником, что папа даже не знает таблицу умножения. А накануне психологического исследования детей Смирнов приехал к детям на джипе, чтобы подарить им …тапочки. Но дети боялись выйти из дому, прятались, в судебном же заседании он и его представитель высказали мнение, что детей специально заперли дома. Результаты назначенного судом психологического исследования отца также свидетельствуют не в его пользу.

Так, например, об ответственности Смирнова свидетельствует имеющаяся в материалах дела справка, выданная школой №192, где должны были учиться Ира и Лёша в случае возвращения их отцу. В данной справке со слов Сергея Смирнова написано, что дети учатся в Рогачёвской школе, хотя на самом деле они учатся в Костюковской школе. Напомним, дети живут в селе Серебрянка. Как говорится, без комментариев. До сих пор не понимаю – что заставило городскую опеку вопреки здравому смыслу поддерживать Сергея Смирнова? Почему Надежда Чмутова так старалась отдать этому человеку детей, неужели не понимала, какое их ожидает будущее? Сегодня этот специалист больше не работает в отделе опеки. И это радует. По моему мнению, работать с детьми должны люди, более ответственные и менее равнодушные к их судьбам. Дети – не игрушка! Эти малыши – как былинки на холодном ветру жизни. И счастье тем, кого спасает любовь и забота родителей, бабушек, дедушек.
Но есть и другая – маргинальная и безответственная категория родителей. Они хотят жить, не обременяя себя заботой и ответственностью. Собственные дети для них – лишь досадное обременение. И когда они спустя годы по какой-либо причине вдруг вспоминают о «родных кровиночках», плачут и рыдают в студиях и телешоу, требуя восстановления своих прав, находится немало сочувствующих, которые говорят: «Ну, дайте им шанс! Может, человек одумался…». Эта категория «жалельщиков» просит дать шанс преступно-безответственным папашам и мамашам. Но кто-нибудь в этот момент подумал о детях? Кстати, нас тоже приглашали на телевидение и к Гордону, и Малахову, даже была назначена дата отъезда. Но глаза моих доверителей говорили о том, что у них вовсе не железные нервы, чтобы выдержать натиск «акул» шоу-бизнеса, поэтому я убедила их не ехать.

Добрые дяди и тёти, жалеющие заблудших мамаш и папаш, помните о том, что ледяной ветер жизни для беззащитных былинок бывает смертельно губителен.

Оставить комментарий